Портал Letidor “Умные сказки”

Анна Кашина: “Сказка может меняться, но она всегда нужна”

[info]letidor_psy пишет в[info]letidor
1 июня, 16:37

вопросы: Светлана ФоминаВ гостях у “Летидора” – Анна Кашина, детский клинический психолог, сказкотерапевт и сказочницa из Латвии. Анна создала свою методику сочинения сказок и разработала систему сказкотерапии для детей. Мы расспросили сказочницу о том, как можно работать с детскими проблемами при помощи сказок.– Что такое сказкотерапия?

– Это один из мягких методов воздействия на детскую психику, которую наряду с игровой и песочной терапией используют психологи для того, чтобы помочь детям. Дело в том, что в отличие от взрослого человека, ребенок не может поговорить по душам с психологом и разобраться в себе и оттенках своих эмоций. Глупо надеяться, что он скажет: «Вы знаете, меня последнее время преследует тревога. Я чувствую страх и покинутость в детском саду…» Испуганный малыш может стать просто плаксивым, мучиться болями в желудке или драться с товарищами. И для того, чтобы понять, что именно разряжает маленький человек таким поведением, необходимо идти окольными путями.

Не осуществляется в детской терапии и такой психический феномен, как перенос, когда к терапевту мы можем предъявить те претензии, которые имеем к собственным матери или отцу. Для ребенка психолог – это чужая тетя, с которой либо хорошо и интересно, либо скучно и неприятно.

И тут на помощь специалистам приходит сказка. Фантазийное мышление детей делает небылицы совершенно реальными. Пережитые беды и радости любимых героев воспринимаются как часть личного опыта. Это похоже на то, как влияют на нас сильные фильмы, после просмотра которых еще какое-то время, находясь под сильным впечатлением, продолжаешь действовать в духе просмотренной картины. Только у детей этот механизм работает сильнее. Если ребенок узнает в сказке свою проблему, то он может научиться новым вариантам реагирования, найти какой-то выход из сложной ситуации, почувствовать себя понятым и принятым.


Признаюсь честно, что родителям воздействовать таким образом на душевный мир своих чад даже проще, чем специалистам. Все дело в особом контакте между родителями и детьми. Да и обстановка кабинета не может сравниться с постелью малыша, где он перед сном, обняв маму, слушает полезную сказку на ночь. Тут уж родителям сам Бог велел пользоваться ситуацией! Именно поэтому я и занялась переводом профессиональной методики на простой, человеческий язык, понятный каждой маме.

– Как научиться самостоятельно придумывать сказки?

– Детям нравится, когда родители им что-то рассказывают. Это может и не быть какая-то выдающаяся сказка, просто история о том, как в детстве вы упали в канаву и больно оцарапали коленки, но не плакали ни капельки. Или история о том, как вы своего ребенка, совсем еще маленького, в первый раз отвели в зоопарк, где он гладил козу и кормил ее морковкой.

И уж конечно он порадуется, если герой по-настоящему волшебной сказки, которую вы будете ему рассказывать, будет иметь такие же черты, как он сам, и решать те же самые проблемы, что возникли у самого малыша. Пусть его сказочный друг будет похож на любимый персонаж мультфильма или ту игрушку, с которой он не хочет расставаться. Чем больше таких неявных мелочей, тем интереснее.

Вы все, наверное, знаете о том, что Алан Мил в 1924 году сочинил историю про своего сына Кристофера Робина и его медвежонка, используя в качестве персонажей игрушки из детской. Да и “Алиса в стране чудес”, написанная в 1858 году известным математиком Льюисом Кэролом, была придумана специально для дочки его знакомого Алисы Лиддел с пометочкой: «как можно больше чепухи».

Так что, даже не обладая никаким литературным талантом и профессией в гуманитарной сфере, можно создать вполне приличное произведение. Пусть не такое известное, как “Винни-Пух” или “Алиса в Зазеркалье”, но весьма популярное в домашних стенах. Главное, сохранять основные параметры терапевтической сказки: «герой идет решать свою проблему, встречает друзей, одерживает победу над врагом и приобретает новый навык в счастливом финале».

Одна хорошая, яркая картинка, которая в ходе рассказа сформируется в представлении у ребенка, и будет тем самым лечебным бальзамом на детскую душу. Психологи называют этот прием «рабочая метафора».

В качестве примера могу привести свою личную: «фабрику вредностей мистера Крекса, где ведьмы жарят чипсы и из старых покрышек автомобилей варят вредную жевачку и кока-колу, чтобы отравить несчастных деток». Мой сын назвал Крекса «буржуем» и теперь, подходя к кассе в супермаркете всегда говорит: «скажем «нет» коле и чипсам из фабрики мистера Крекса!». Это гораздо лучше, чем получасовые увещевания о необходимости накупить вредностей, потому что все это едят.

Рассказывайте по одной сказке на ночь – и через год вы будете обладать огромным запасом домашних сказок. А если вы их запишете, так еще и книгу сможете издать, и прославиться на весь мир.

– Откуда взялся набор сюжетных линий для сказок, как вы его придумывали?

– Во всех волшебных сказках, несмотря на все их разнообразие, присутствуют схожие элементы. На протяжение всей своей жизни их изучал выдающийся российский ученый филолог-фольклорист Владимир Яковлевич Пропп. Он знаменит на весь мир – придумал современную теорию текста, стал основоположником сравнительно-типологического метода в фольклористике. Так вот, он обнаружил, что в сказках присутствует всего три десятка элементов, опираясь на которые ведется повествование. Получается эдакий конструктор, куда можно подставить своего персонажа и нужную идею.

На этой основе, кстати, мною был изготовлен «сундук со сказками» – набор карт, которые можно вытягивать и сочинять с их помощью свои истории. Совершенно незаменимая вещь для детских психологов, педагогов и весьма полезная штука для родителей. Тут тебе и неожиданные повороты сюжета, и вполне голливудские страсти, погони и волшебные превращения. Даже не обладая особым талантом сочинителя, можно просто подставлять на места главных героев игрушки или персонажи мультфильмов и получать в итоге вполне приличную сказку.

Кроме того, вот-вот выйдет в печать и детский, упрощенный вариант использования этой идеи в виде яркой, настольной игры «Жили – были», где сказку придумывать станут уже сами дети, которые начиная повествования из точки тридесятого царства непременно придут к счастливому концу.

– Вы занимаетесь изданием книги, которая должна помочь детям, больным целиакией. Почему именно целиакией?

– Сказкотерапия очень эффективна для тех проблем, которые касаются компетенции самого ребенка. То есть, когда он сам буквально на следующий день может сделать выбор, опираясь на новый паттерн поведения. Скажем, вчера он разбивал песочные замки товарищей, а сегодня размышляет в новых категориях – кто я? Созидатель или разрушитель? Муравей или термит из маминой сказки? В этих категориях очень простым для коррекции элементом является пищевое поведение.

Все мы с детства усвоили, что сильным вырастет тот, кто хорошо кушает: за маму, за папу, за братика. Но становясь  старше, малыш может отказываться от того или иного вида еды. Скажем, соглашаться только на булочки, макароны и лимонад. И тут важно объяснить, какая еда дает силы, а какая нет. Реакция выбора наступает тут же через несколько часов. Послушал сказку – применил.

Надо сказать, что мой собственный ребенок, который тестирует все мои сказки на предмет интересности, после прочтения «Тайны планеты Целиакий» тут же стал менять свои привычки, да и до сих пор периодически спрашивает: «Мам, а я целиакиец, правда?». Это вторая линия работы этого произведения – менять отношение детей к своему недугу.

Малышей, которые в саду едят из собственной посуды, часто начинают выделять в группе, как белую ворону. Обзывают «фуй-хлебом», дразнят конфетами и тортами, которых ребенок не может попробовать со всеми. Мне просто повезло, что латвийское общество «Без глютена» обратилось ко мне с просьбой подарить им сказку. Потому что нет лучшего стимула для писателя, чем видеть эффект своего произведения. Очень надеюсь, что написанная книга попадет и к российскому читателю. Знаю, что больных целиакией детей в мире становится год от года все больше и больше, и помощь им очень нужна.

Лелею планы провести как психолог серьезную исследовательскую работу с детьми, страдающими онкологическими заболеваниями, чтобы помочь им справиться с их страшной бедой, вселить в них веру и жгучее желание жизни. Подобный настрой, обретение внутренней силы очень часто становятся решающим фактором в вопросе жизни и смерти. Буду надеяться, что у этого проекта появятся серьезные спонсоры, и получится действительно достойный продукт.

– Можно ли с помощью сказки вылечить заикание?

– Когда твой малыш заикается – это просто страшно. Ты сразу представляешь его взрослым человеком, который пытается познакомиться с девочкой и теряет дар речи. Или отчаянно пытается вдохнуть воздух где-нибудь на важной конференции и не может переступить через первую букву. А раз дело серьезное, то для его коррекции надо подходить с нескольких сторон.

Прежде всего заикание – это невротическая реакция. А невроз только сказками не вылечишь, тут нужна и помощь логопеда и терапия, которая может включать в себя целый ряд элементов: плаванье, занятия с песком, райдтерапию, изменение режима, возможно, прием препаратов из группы ноотропов.

Конечно же, важным элементом является создание безопасной и дружелюбной обстановки, где тебя принимают таким, как ты есть, безо всякого осуждения. Тут на помощь приходит сказка, героем которой является мальчик у которого злая ведьма забрала голос и он, подобно войнам-самураям, должен приходить во внутреннее спокойствие, чтобы разбивать страшное проклятие колдуньи. Учитывая, что сказки даются мне легко, эта тема то и дело всплывает в нашем вечернем ритуале. Особенно если ребенок находится в стрессовой ситуации и начинает тянуть первую гласную, что свидетельствует о возвращении невротической симптоматики.

– Как выстраивается терапия на основе сказок? Можете привести примеры?

– Надо сказать, что построение психоаналитической терапии – это очень специфическая профессиональная тема. Однако если сильно упростить, то ее основой прежде всего являются определенные принципы. Ну, например, терапевт не выполняет заказ родителей, он действует в интересах ребенка. Психонаналитик работает не для того, чтобы убрать неудобный симптом (заикание, недержание, приступы агрессии, энкопорез) а работает с тем внутренним конфликтом, который это вызывает. Можно сказать, что разрешение той проблемы, с которой обращаются к специалисту родители – это побочный эффект, который просто свидетельствует о том, что дело пошло на лад.

Никаких особых отчетов о поведении своего малыша в кабинете вы не получите. Вожжи контроля придется отпустить. И это непростой момент для многих родителей. И, конечно, для каждого ребенка психоанализ изобретается заново. То есть, из богатого инструментария выбирается тот, который лучше всего подходит в конкретном случае. Кому-то надо разряжать агрессию игрой в подушки, кому-то бесконечно пересыпать песок из одной тары в другую, кому-то рисовать, а кому-то сочинять сказки. Психоаналитик всегда следует за своим маленьким пациентом, предлагая ему разрешить всплывающие на поверхность конфликты. Сказка часто становится заданием на дом для родителей, которые могут помочь терапии. В этом случае родителю в помощь дается канва для повествования.

Скажем, если малыш чрезвычайно не собран и постоянно попадает в нелепые ситуации, надевая разные носки, одежду шиворот-навыворот, выглядит крайне небрежно, часами надевает форму на тренировке, то его мама получит наводящее задание, итогом которого станет рассказ про принца, который не мог стать королем, чтобы повести своих солдат на войну, потому что в то время, как все воюют, а он только носки натягивает. “Выходит на поле боя, а там все без его ведома приключилось. Солдаты его стоят, да в усы посмеиваются. Вот так принц-копуша! Стыдно ему стало, во чтобы то ни стало захотелось научиться собираться быстро и правильно, чтобы поддержать свое войско и стать доблестным королем, каких свет не видывал”. Мамина задача – добавить деталей и описание случившегося, так, чтобы малышу понравилось.

Моему малышу однажды помогла сказка о драконе-Грязноконе, пожирающем ночью кубики “Лего” и другие игрушки, разбросанные по комнате. Теперь он помогает фее Чистюле, и сам является рыцарем чистоты. Шутит, говорит, что никакого грязнокона нет, но кубики собирает. На всякий случай. А вдруг все-таки есть?

– Как родился ваш проект http://www.skazki.lv

– Проект родился из желания рассказать родителям о замечательной возможности помогать своим детям собственными руками. Даже если у вас есть детский психолог, создание поддерживающей обстановки только поможет процессу. А уж если его нет, а проблем хватает, то подобный материал точно пригодится. Я твердо убеждена, что потратив лишний час в день на своего малыша вместо просмотра любимого сериала или общения в социальных сетях, вы в итоге получите куда больше: счастливого ребенка, осознание, что вы самая лучшая на свете мама. Да и жизнь станет легче, если ребенок будет проще справляться со своими детскими задачами.

То и дело я публикую какие-то сказки, статьи, подсказки для родителей по сказкотерапии, главы из книги, которую я планирую закончить в этом году. Эта книга станет своеобразным учебником для мам, которые хотят понять, почему их малыши ведут себя так или иначе, как разобраться в их капризах и помочь им справиться с нелегкими моментами их жизни.

Скажем, что делать, если дочь не принимает развод родителей и нового папу? А если с рождением братика, пятилетний ребенок стал писать в кровать? Как объяснить девочке, которую все бьют, что кусаться нельзя? В общем, донесу простым языком и теорию, и напишу множество коротких историй, которые помогут справиться с теми или иными особенностями поведения.

Ну и, конечно же хочу рассказать о других способах сладить с детьми. Скажем, о диагностике по рисунку. О необходимости разряжать такие эмоции, как страх, гнев и горе. В общем, все то, что знают детские психологи, но зашифровывают в сложный и малопонятный простому человеку язык научных терминов вроде: «строительные материалы для удовлетворения амбивалентных тенденций анального садизма, игрушки для выражения маскулинных и феминных тенденций и отношений…» И это еще не самое страшное выражение, поверьте мне как студентке выпускного курса Восточно-европейского института психоанализа.

Мое второе высшее образование научило меня таким словам и выражениям, которые можно использовать исключительно в кругу специалистов на каком-нибудь симпозиуме. Без качественной адаптации материала тут никак. Мне кажется, что подобные знания для молодых родителей могут оказаться куда более полезными, чем курс высшей математики или основы органической химии, над которыми они ломали сознание на школьной скамье.

Можно сказать, что мой проект – это заполнение ниши практических психологических знаний для родителей. Будучи многодетной мамой, я в свое время отчаянно искала именно такое пособие по воспитанию детей – прочла Серзов, Спока, Вульфа, Пиаже, Выготского, Дольто, Монтессори, Анну Фрейд и Карен Хорни. Skazki.lv для меня – платформа для синтеза подходов всех этих и многочисленных других авторов, специализирующихся на детской психологии, но только простыми словами.

– Есть ли разница, на каком носителе сказки – планшет, бумага, голос? Как лучше воспринимается и какие плюсы и минусы у разных форматов сказки?

– Все мы знаем, что люди делятся на визуалов, аудиалов, кинестетиков в зависимости от ведущего канала восприятия. Самый простой способ донести сказку до малыша от двух лет и старше – это картинка. Именно поэтому мы ищем книги,  богатые иллюстрациями, ставим им мультфильмы и выбираем игры с богатой графикой.

Затем по легкости восприятия идет аудио-информация – поэтому малыши постарше (4-6 лет) любят сказку слушать.

Кинестетическое восприятие сказочного материала появилось сравнительно недавно и развивается параллельно с обычными книгами. Потому что, это уже не сама сказка, а вид игры. Тут нажимаешь, там полетело, окрасилось, исчезло.

Планшет  очень хорош для аутичных детей, детей с синдромом Аспергера. Если обычный малыш сможет с вами поиграть в только что прочитанную сказку, махать воображаемым мечом или спасать подружку-принцессу в компании соседских казаков-разбойников, то для особых малышей планшет становится одной из немногих развивающих альтернатив.

Но я бы не стала делать планшет основным видом развития для обычных детей. В качестве способа высидеть перелет на самолете или долгий переезд на автомобиле – да. Хорош он и в том случае, если родители хотят остаться наедине на полчаса. Включил мультики или забавную книжку-игру, и остался наедине с любимым. Но не более того.

Любая электронная игрушка – PCP, компьютерные игры, планшет – при всем богатстве содержания имеет ряд недостатков: мелькание экрана, вызывающее возбуждение ЦНС и проблемы со зрением при непрерывном использовании более часа подряд. Кроме того, они вызывают зависимость и не стимулируют социализацию ребенка. Так что, употребление этих, бесспорно замечательных, игрушек требует особого контроля родителей и существенных ограничений по времени использования.

Ну и опять же, нужно смотреть за контекстом. Мой шестилетний сын с удовольствием слушал книжки, играл в развивающие игры, а теперь уже стал самостоятельно качать игры, половину из которых я сразу отсеиваю из-за наличия элементов агрессии, жестокости и содержания эротического характера. Так что планшет – это хорошо, но его вряд ли можно назвать адекватной заменой обычной книжной сказке.

– Как вы думаете, пропадает ли ценность сказок в будущем, или они будут процветать и дальше?

– Сказки, пришедшие к нам из глубины веков – это не только забавная история. Это и передача из поколение в поколение культуры, традиций, архитипических образов, этических понятий о том, что такое хорошо, и что такое плохо. На сказках построена вся система дошкольного и младшего школьного возраста. Несмотря на то, что нашим малышам приходится рассказывать, что такое сусеки, лапти, коромысло и колодезный журавль – сказка не перестает быть актуальной, потому как учит мыслить категориями добра и зла.

К тому же, появляется и новый сказочный материал, состоящий из авторской сказки. Ну как можно представить себе детство без Карлсона, Золушки, Пеппи длинныйчулок или Винни-Пуха? Мне кажется, что сказка может меняться, ее можно адаптировать к месту и времени, но она всегда нужна. Наши дети верят в Деда Мороза и Снегурочку, пугаются Бабы Яги и мечтают заполучить волшебную палочку. Какое детство без этого?

– Есть ли отличия в сюжетных линиях между латышскими и русскими сказками?

– Каждая народная сказка несет в себе отпечаток традиций и обрядов той страны, где она была создана. Скажем, в России известен образ Бабы Яги, живущей в домике на куриных ножках. Странное такое строение без окон, войти туда непросто, надо знать специальные слова: «повернись ко мне передом, к лесу задом». Да и попадая внутрь, первое, что слышит герой – это голос старухи, которая жалуется на то, что чует «русским духом пахнет». То есть, запах живого существа тут чужой.

Изучению этого сказочного персонажа посвятили свои труды Поливка, Афанасьев, Гюнерт, которые утверждают, что эта метафора отображения весьма распространенного погребального обряда в лесистой местности, где погребенное в землю тело становилось добычей волков, медведей и других хищников. Чтобы тело покойного не осквернялось, его либо сжигали, либо относили в специальное место на столбах (ножках), откуда умершего уносили на небо хищные птицы с крючковатым носом.

В латышских сказках Быбы Яги нет нет. Ее место, как правило, занимает обычная ведьма, хотя здесь можно встретить и черта, который хочет затопить Ригу, а Золотой Петушок с крыши вечно ему отвечает: «так ведь не готова еще!». Можно тут отыскать и злого барина, и умного работника, и знакомый из западно-европейских сказок образ стеклянной горы, на которую упорный маленький мальчик забирается, несмотря на невероятную сложность. Есть тут и легенда о сыне медведицы и человека, который отправляется бороться со страшным врагом, спасая родные края. И очень часто прослеживается главная мысль – упорство и труд через невероятные сложности ведет тебя к возможности спасти свою землю.

В главном герое многих латышских эпосов мало от русского Иванушки-дурачка, которому невероятно везет, и у которого все получается само собой. Может, оттого и уважение традиционно достается не той хозяйке, что в достатке живет, а той, что в самый длинный день Лиго (солнцестояния) всю работу в доме может переделать.

– А нет ли риска для ребенка, что он привыкнет жить в сказке, мыслить сказочными категориями, а потом столкнется с «реальной жизнью» и поймет, что все это был обман и неправда?

– Каждый человек рано или поздно понимает, что под бородой Деда Мороза скрывается сосед по лестничной клетке Иван Петрович. Я шучу, конечно, но есть в этих словах и доля правды: каждый из нас вырастает из сказки. Любой малыш верит в сказочных персонажей, говорящих зверей, в то, что его мысль материальна. Его молитва простая и искренняя: «пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, лишь бы мама не заметила, что я все варенье съел». Кого он просит, он точно не знает, но сильное желание непременно должно помочь. Ребенок уверен, чем быстрее он бежит или едет, тем быстрее мчатся облака на небе и деревья за окном. Ну и конечно же, что когда он закрывает глаза, то становится невидимым.

Мой младший полуторагодовалый сын Федя, играя в прятки, засовывает голову за занавеску и хихикает там над отчаянными попытками матери отыскать его :«Где же спрятался этот мальчик? Неужто исчез? Наверное гулять пошел». Испугавшись, что он потерялся, выглядывает: «Неть, мама, вот я, исё поиси». Подобное магическое мышление – это возрастная особенность, которой не надо бояться. Позже он поймет, что к чему. Просто мир слишком сложен и велик для маленького человечка и определенное сказочное и игровое пространство ему просто необходимо, чтобы приспособиться и повзрослеть.

– Что такое “тренинги по сказкосочинительству”?

– Специально для родителей я придумала методику быстрого и эффективного обучения сочинению сказок. Цель – дать простые и работающие схемы, которые помогут сочинять корректирующие сказки на любой случай жизни. Практика показывает, что особого литературного таланта от человека для этого не требуется. Да и профессиональным психологом для этого становиться не обязательно. Достаточно понимать основные принципы работы.

Для начала мы сочиняем сказки детям, потом переходим к сказкам для взрослых. Все мы любим поучительные притчи, в основе которых используется все та же рабочая метафора. Есть специальные женские сказки, есть сказки ориентированные на решение какой-то особой проблемы. Скажем, коррекция веса или решение проблемы одиночества. Просто сказку на тренинге мы пишем про самих себя, придумывая для своей жизни новый, более успешный сценарий. Ну а в завершение цикла еще и клеим иллюстрацию к новой, счастливой истории: карту желаний. В конце концов, кто сказал, что я не могу стать принцессой, которая будет жить долго и счастливо? Ведь сказку своей жизни пишу я сама.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *