Драконье сердце

В одном обычном городе, в обычной квартире жил самый обычный мальчик Миша. Единственное, чем он отличался от остальных, это характером. Миша не любил слушать маму и папу, он кричал, топал ногами и не ел кашу по утрам. В ответ на замечания только язык показывал: «Ме-е-е-е!».

            И вот однажды родители Мишеньки совсем уж устали его воспитывать и решили поехать на недельку отдохнуть, на курорт. А сыночка своего оставили бабушке, которая специально для этого приехала к ним с другого конца города. С собой бабушка захватила кота Филимона, вязание и переносной телевизор с любимыми сериалами. Сериалы она любила сильно-пресильно. Просыпалась с пультом в руках и давай скорее узнавать, как там герои в кино поживают. Потом ставила  телевизор в ванной – умывалась, поглядывая одним глазом в экран, чистила зубы и отправлялась на кухню, где ждал ее кот Филя, моток ниток и огромный плазменный экран на всю стену: «Завтрак готов!» – говорила она, накладывая на тарелку ароматную кашу. А потом принималась цокать спицами. Один за другим из ее рук вылезали носки, свитера и полосатые шарфики. И так до поздней ночи, когда бабуля засыпала под жужжание дикторов. Кот в это время скакал по квартире, разматывал клубки ниток и чесал когти о кресло. А где же в это время был Миша?

Миша в это время скучал на детской площадке. Друзей у него было не много. У хулиганов редко бывают крепкие друзья. Да и как тут дружить, когда игрушками ты не делишься, на других деток кричишь и чуть что – кидаешься на них с кулаками? Поэтому он вначале покачался на скрипучих качелях, потом погонял дворовых голубей и кошек, а потом сел копаться в песочнице. С собой у него была моделька крутой машины и в песке для нее можно было построить суперскоростную трассу. И вдруг около песочницы со звоном грохнулся пакет с какими-то железяками.

– Ох, – вздохнула тетенька в шляпе с палочкой в руках, – мальчик, подай мне, пожалуйста, мою сумочку.

– Какая ж это сумочка, это пакет с железяками, – сказал Миша, рассматривая незнакомку. Помимо шляпы с цветами и палки, на которую она опиралась, в ней было немало странного. Две огромные бородавки, торчащий зуб и седая коса до самого пояса.

– Так ты подашь или нет? Спина больная, тяжело мне.

Миша потянулся было за пакетом, а потом подумал: “Ну вот еще! Пусть сама поднимает, я устал, вон какую трассу сделал”, – и не стал ничего отвечать, уткнулся взглядом в песок и зажужжал своей гонкой, как будто ничего и не происходило. Это было очень невежливо.

Тетушка внимательно посмотрела на мальчика, покачала головой и буркнула себе под нос: “И в самом деле драконье сердце у этого мальчишки. Все кошки об этом мне говорили. Ну, так тому и быть”. Миша на эти слова не обратил никакого внимания. Может, тетке голову напекло, мало ли.

И вот на площадке показались первые ребята. Они несли с собой мяч и явно собирались поиграть в футбол. Мальчишек было пятеро, и для того чтобы разбиться на две команды, им явно не хватало еще одного игрока. Брать Мишу, конечно же, не хотелось. За гол в ворота он мог и кулаками пригрозить. А если дать сдачи, то он начинал ныть. Да так громко, что люди из окон высовывались, чтобы понять, кто же мучает бедного мальчика. С ним беды не оберешься. Попробовали играть двое на трое, но как играть, когда один на воротах, а другой от двух человек мяч увести пытается? В общем, ничего не вышло – пришлось звать Мишу. Первые десять минут все было здорово, а потом все вышло как всегда. Наш хулиган разозлился, начал спорить, придумывать новые правила, убегать с мячом в другой двор, обзываться, а потом еще и подрался.

И тут… Прямо на глазах его кожа стала покрываться чешуей. Она переливалась перламутром и ярко блестела на солнце. Дети вокруг так и ахнули. Соседская девочка Маша даже подбежала, желая помочь, но он оттолкнул ее. Да так сильно, что она упала попой в лужу и испачкалась вся с головы до ног. В ответ на это на голове Миши – фью-у-у-ть! – и выросли рога.     – Аа-а-а-а!, – закричал мальчик и побежал прочь прямо через лужу. Брызги заляпали всех, кто стоял вокруг, но перепуганный Миша не обратил на это никакого внимания. И вот прямо из его лопаток, порвав майку на спине, распахнулись огромные кожистые крылья. Он взмахнул ими и улетел вдаль, спрятавшись на крыше самой дальней девятиэтажки двора. Там еще какое-то время он ругался всеми нехорошими словами, вспоминая слова странной тети про драконье сердце, сказанные утром. Он уже понял, что это была не просто прохожая, а самая настоящая волшебница. Недаром в тот момент, когда она ударила своей палкой о землю и произнесла: «Так тому и быть!», ему показалось, что искры посыпались из асфальта.

– Проклятая старушенция! Сосиска в кетчупе! Карга!

Но чем больше он ругался (а это продолжалось до самого вечера), тем больше его речь напоминала карканье: «Кр-р-р! Ах-р-р! Пых!» И вот уже вместо слов из его рта начали вырываться клубочки дыма и небольшие язычки огня. Маленький радужный дракон посмотрел на горевший битум желтым глазом и, цокая когтями, подошел к нему греться.

В домах зажигались огни, люди уютно садились пить чай, и из окон периодически слышалось «Домо-о-ой! Куша-а-ать!». Дракону же было очень одиноко у своего маленького костерка. От одиночества и голода он пускал из носа дымные колечки и обиженно пыхтел. Когда окончательно стемнело, Миша прилетел на свой балкон – бабушка мирно спала под звуки ночного сериала и даже не заметила отсутствия внука. Он еще немного потоптался на перилах балкона и спустился к подъезду. Там он съел корм, оставленный старушками для кошек, а потом снова отправился в свое укромное логово на крыше. Где и уснул, поджав под себя лапки.

Шли дни. Миша прятался от людей на крыше и все больше забывал о том, что когда-то был мальчиком. Иногда ему казалось, что это ему просто приснилось. Быть может, он вылупился из яйца? А может, он просто отбился от стаи кровожадных ящеров? Может, ему здесь и вовсе не место? Еще немного, и он бы отправился прочь, следуя зову драконьего сердца. Ведь все знают, что далеко-далеко в горах драконы вьют гнезда и доживают свой век вдали от людей. Он уже и маршрут наметил, и крылья смазал маслом, готовясь к долгой дороге… Но надо же было такому случиться – в ответственный день отлета он проснулся от пронзительного крика.

Та самая Маша, которую несколько дней назад он пихнул в лужу, застряла на дереве. Она полезла достать с верхушки каштана своего котенка, который мяукал и никак не мог спуститься, но застряла сама. И вот теперь они отчаянно голосили вдвоем. Девочка очень боялась упасть. Но еще больше она боялась уронить своего полосатого Мурлыку. Слезы текли по щекам рекой. Дракон попытался заткнуть уши одной лапой, потом другой, но вскоре понял, что поспать до обеда, как он планировал, ему не удастся. И тогда он решил, что проще спустить девочку с дерева, чем терпеть эти душераздирающие вопли. Он взмахнул своими сверкающими крыльями, и уже через минуту Маша была на земле. Она ошеломленно хлопала глазами, прижимая котенка к своей груди и ничего не могла сказать. Лишь в самый последний момент крикнула вслед улетающему чуду: «Спасибо тебе, дракон!»

И в этот миг вместе с дуновением ветра драконья чешуя стала осыпаться с него радужным дождем. К дракону начала возвращаться и память. Неожиданно он вспомнил о том, что скоро приедут родители и конечно же начнут волноваться. А уж бабушка как расстроится, когда поймет, что проворонила внука за своим телевизором! В общем, надо было что-то делать. Если в человека его могло превратить только «спасибо», сказанное от чистого сердца, значит, надо успеть сделать до вечера как можно больше добрых дел.

И Миша стал поднимать перевернутые хулиганами мусорники, выпаривать огненным дыханием огромную лужу за футбольным полем, достал мячи, заброшенные мальчишками на козырек дома. Да так увлекся, что даже когда окончательно превратился в мальчика, продолжал творить добрые дела. Товарищи его, честно говоря, отнеслись к новому характеру Миши с недоверием, и все ждали какого-то подвоха. Но начало больших перемен было уже положено. Когда же Миша увидел своих маму и папу, он бросился к ним на шею и просто не мог остановиться: «Мамочка, папочка, я так по вам скучал. У меня тут было тако-о-о-о-ое, тако-о-о-о-ое!» За ужином он рассказал о том, как превратился в дракона и как понял, что может больше никогда не увидеть своих родителей, если не переменится. Мама в ответ кивала головой и подкладывала каши в тарелку сына, а папа улыбался в усы. Вряд ли они поверили в эту историю, но когда Миша сам убрал свою комнату, почистил зубы и лег спать без всякого нытья, они поняли: что-то определенно случилось. Тем более что на дне стиральной машинки мама на следующий день обнаружила огромную радужную чешуйку. «Хм-м-м, драконья или рыбья?» – спросила она саму себя и, пожав плечами, положила ее на дно своего кошелька. На счастье.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *