статьи из прекрасной Беларусии

Снимок экрана 2013-02-17 в 16.16.59Анна Кашина учит родителей создавать полезные сказки для своих детей. Она разработала собственную методику сочинения сказок, которой активно делится с родителями во время тренингов в Риге, Москве и Петербурге. Сегодня Анна Кашина, детский клинический психолог, сказкотерапевт и талантливая сказочница из Латвии, в гостях у нашего семейного портала. Она рассказала MyFamily о том, как правильно говорить с ребенком о его проблемах, о том, чем «терапевтическая» сказка отличается от «обычной», почему это важно как для детей, так и для родителей, и о том, как просто быть счастливым.

Автор интервью Вера Сирота, My Family. Оригиналы можно прочесть тут и вот тут.

– Анна, расскажите, что такое сказкотерапия?
– Это уникальный и, по-моему, самый древний метод врачевания души. Наши предки с самого детства с помощью сказки передавали малышам сакральные знания о природе и социуме, рассказывали о добре и зле, о Боге и о правде. Сегодня сказкотерапия учит создавать волшебные истории, которые при помощи хитрых психологических приемчиков попадают в сердце ребенка, помогают ему делать правильные выводы и самостоятельно принимать верные решения. С помощью правильно подобранной сказки взрослый может «достучаться» до ребенка в самые сложные моменты. Обычно родительские наставления ребенок слушает всего 3-5 минут, затем концентрация его внимания падает, и все что ребенок испытывает потом, когда смотрит на читающего нотации родителя, – это тревогу, падения самооценки и жуткий страх. Но стоит ту же самую идею преподнести в виде сказки, и малыш будет готов слушать вас внимательно и с интересом просто бесконечно. Особенно, если в главном герое ребенок увидит собственные черты. Сказка ненавязчиво в игривой форме предлагает ребенку новые варианты поведения, учит его, как действовать в разных ситуациях, помогает открыть свое сердце добру, радости и находить чудо во всем.

– Чем «терапевтические» сказки отличаются от «обычных»?

– Терапевтические сказки создаются специально для того, чтобы помочь малышу сориентироваться в трудной для него ситуации. Они всегда учитывают особенности детского мышления, несут в себе конкретную мораль и заканчиваются хорошо. Нужные правильно подобранные слова – словно бальзам на рану – врачуют те недуги, о которых так страшно говорить вслух. Порой какие-то проблемы замалчиваются и становятся семейным секретом, иногда даже причиной жестокости, отвержения и непонимания в семье. Бывает, что только сказка способна помочь ребенку понять, что же происходит, а родителю признать, что что-то идет не тем путем. Я считаю, что сказка – это терапия не только для малыша, но и для родителя, который ее создает и рассказывает.Сказка делает человека добрее, по какую сторону книжки он бы не находился.

 – Чем родители занимаются на ваших занятиях?

– Тренинги по сказкосочинительству – это такое удивительное мероприятие, во время которого любой заинтересованный человек может научиться сочинять полезные сказки для больших и маленьких. Тренинг длиться пять часов – это минимальное количество времени, за которое можно получить навык создания сказок. Есть теоретическая часть, есть практическая. Обычно на занятиях мы много смеемся, учимся играть со своими малышами, понимать их особый детский язык. Я рассказываю о трех разных схемах сказкосочинения. Прямо походу дела, каждый человек в группе что-то придумывает, мы сразу же немного корректируем сказки так, чтобы они приносили реальную пользу. И в итоге, каждый участник мероприятия уходит не с одной, а даже с несколькими сказками собственного сочинения. Родители говорят, что их сказки после тренинга помогают детям не бояться темноты, быть аккуратными, выбирать правильные продукты питания (овощи и фрукты вместо колы и чипсов) и так далее. В общем-то, родители сами выбирают, какая тема для них более актуальна, и сочиняют именно ту сказку, в которой больше всего нуждается их ребенок. Я всегда присылаю дополнительные материалы, книги. Всегда отвечаю на письма учеников, и готова помогать в творчестве. Сказки у моих студентов получаются просто замечательные. Причем, интересно, что самые неординарные произведения выходят у пап. Это так приятно видеть, что сильная половина тоже интересуется детской психологией и воспитанием своих чад.

– Действительно ли каждый родитель может научиться придумывать сказки для своего собственного ребенка? Есть ли, скажем так, противопоказания?

– Ну, какое может быть противопоказание у сказки?! Единственное «но» – это состояние самого сказочника. Прежде всего, взрослому надо успокоиться, прийти в хорошее расположение духа и только потом сочинять сказку.Волшебные истории всегда проникнуты настроением их создателя, а потому сначала надо зажечь любовь в сердце, а потом уже передавать ее другим. В остальном, нет никаких ограничений – не надо быть ни артистом, ни литератором, надо просто знать, как сочинять сказку. Это просто, но надо немного попрактиковаться. Так, наверное, во всем. Любой навык требует освоения. Конструктор сказок, который я специально разработала для родителей, хороший помощник. С одной стороны, он содержит все необходимые функции для создания истории, с другой – нарисован ярко и красочно, чтобы малышу тоже было интересно участвовать в процессе. С карточками можно просто играть по принципу игры-ходилки, а можно попробовать создать и волшебную сказку – тогда это станет настоящей радостью как для взрослого, так и для ребенка.

– Анна, расскажите поподробнее о «сундучке сказок»: как вы его разработали и как с его помощью можно построить сюжетную линию?

– Сундук со сказками содержит схематическое изображение сказочных функций. Это такие особые сюжетные линии и повороты, которые можно обнаружить во всех сказках. Впервые этой темой занялась не я, а Владимир Яковлевич Пропп, который разобрал по косточкам огромное количество сказок и понял, что все они имеют схожие элементы. И в самом деле, оказывается, сюжеты многих волшебных историй очень похожи друг на друга. Эти карточки, как визуальный план повествования, помогают сочинять сказки с опорой. Достаточно сложить их в том порядке, который ты придумал, и сказка буквально рождается сама по себе.

– Нужно ли с ребенком разговаривать о его проблемах, или достаточно прочитать терапевтическую сказку?

– Я считаю, всегда нужно следовать за ребенком. Конечно, вы можете задать нужные вопросы, подтолкнуть малыша на размышления, помочь сделать ему правильные выводы. Однако, если ему категорически не хочется говорить, он не хочет и не готов обсуждать прочитанное, давить на него не следует. Главное, чтобы обстановка вокруг малыша была позитивной. Его обязательно нужно поддерживать. Если он сам выразит желание проговорить сказку, надо пойти ему навстречу. Во всем, что вы делаете должна быть любовь. Спокойствие, принятие, радость, ласковые слова – вот это самое важное для того, чтобы малыш чувствовал ваше отношение к нему и был готов сотрудничать.

– Как правильно говорить с ребенком о его проблемах?

– Прежде всего, надо оставаться спокойными и доброжелательными к своему ребенку. Не надо кричать, ругаться, бить по губам или по попе, обзываться, сравнивать его с другими – малыш должен знать, что вы на его стороне. Это самое важное. Надо пытаться говорить просто, доходчиво, откровенно – не надо врать и запугивать ребенка. Всем известные фразы: «Дворником станешь! Вот у соседей, дети как дети, а ты у меня…весь в отца!» – пытайтесь держать при себе. Конечно, мы не виноваты в том, что именно эти посылы поселились у нас в голове – это заслуга наших родителей, бабушек и прабабушек. Однако, какое-то поколение должно наконец стать последнем в этом марафоне негативных установок. Почему бы нам не остановить это на себе? Говорите иносказательно, придумывайте яркие примеры. Сделайте так, чтобы ребенку было интересно вас слушать.

– Как вы думаете, через сказку с ребенком можно говорить обо всем на свете: например, о смерти, о сексе, о войне? Или все-таки есть запретные темы?

– Я думаю, что никогда не надо бежать впереди паровоза. Если на вопрос, как появляются дети, вы честно отвечаете, что из животика, описываете, как малыш становится все больше, как он толкается и как мама его ждет, и ребенок не задает дополнительных вопросов – этого хватает. Или, например, история с Дедом морозом: если малыша не смущает то, что в каждом торговом центре есть свой, и одновременно существуют Санта Клаус и Дед Мороз в Северном Устюге, не надо торопить события, своими откровениями. Всему свое время. Следуйте за ребенком. Вовсе не обязательно высыпать на него всю «тяжесть мира», как только он начнет говорить. Некоторые вопросы приходят в определенное время, когда человек к этому готов. Сказка же говорит обо всем иносказательно, при помощи сравнений и метафор. Никто не говорит: «Ее труп упал на пол, его закопали, и черви за две недели сделали свое дело». Нет! В сказке звучит так: «Душа ее светлым огоньком вспорхнула на небо и стала звездочкой, которая всегда смотрела с небес на маленькую внучку, и охраняла ее своим волшебным светом». Совсем другое послевкусие у такого столкновения с действительностью, согласитесь. Тем и хороша сказка: она скрашивает острые углы, делает мир радужным, добрым и милым. Она помогает маленькому человеку понять и принять законы этой вселенной. Это универсальный тренажер человеческой философии.

 – То есть в сказках можно и нужно рассказывать обо всем на свете?

– Сказка бывает разной, и многое зависит от того, кто и кому ее рассказывает. Есть сказки для взрослых, есть сказки для самых маленьких – каждая из них должна попасть в верные руки. Например, есть японские сказки-страшилки, но детям до 16-ти в нашей культуре их лучше не показывать. Есть нескромные русские сказки для совсем взрослых. Есть сказки с очень грустным концом, которые не надо давать читать чувствительным деткам и деткам с тяжелыми душевными травмами. В общем, всегда надо думать, что ты хочешь этой сказкой донести. Да и не только сказкой! Было бы хорошо, если бы подобный фильтр проходила вся поступающая малышу информация – мультфильмы, кино, передачи, журналы. Мы часто оставляем детей «телевизору», няне или «садику», надеясь, что там его научат, чему надо. Но, надо признать, это далеко не всегда идет им на пользу. Только мы, родители, отвечаем за то, в каких условиях растет душа нашего ребенка, с какими ситуациями она сталкивается, и какие модели перенимает из культурной среды вокруг.

– Анна, посоветуйте книги, которые обязательно должны прочесть все родители. И какие книги родители обязательно должны читать своим детям?

– Я думаю, что тем, у кого есть дети, важно ознакомится с книгой Сирзов. Родителям было бы интересно почитать книги Юлии Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?», «Продолжаем общаться с ребенком. Так?» и другие. Также рекомендую книги: «Дети: границы, границы» Генри Клауда и Джона Таусенда, «7 навыков высокоэффективных семей» от Стивена Кови, «Без наказания и крика» Кетрин Кволс. Легко читаются книги Заряны и Нины Некрасовых, доктора Курпатова и Владимира Леви. А для малышей было бы здорово читать детские книги по возрасту: начинать со стихов Барто, Маршака, Чуковского, с народных сказок, а потом уже переходить к сложным авторским произведениям. Например, моим сыновьям очень нравится «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», «Зоки и Бада», Малыш и Карлсон, истории про Простоквашино, про Незнайку и многие-многие другие.

– Один из ваших тренингов называется «карта желаний». В описании тренинга говорится: «Знаете ли вы о том, что вселенная слышит наши желания? Более того, она на них отвечает. Достаточно нарисовать четкую картину светлого будущего, и оно настигает вас неминуемо». И все, так просто?

– Дорога длиною в тысячу лье начинается с первого шага. Я всегда подчеркиваю, что в карте желаний нет мистики. Это система, которая включает некоторые психологические механизмы в нашем мозгу – мы закрываем гештальты, организуем систему работы с поступающими мыслями, учимся методу анализа ранних воспоминаний и узнаем, что такое особенности человеческого восприятия. Ну, например, очень интересен такой механизм, как селективное внимание. Для того чтобы объяснить как это работает, достаточно вспомнить себя беременной. Как только вы увидели две полоски на тесте, вокруг вас вдруг откуда-то начинают появляться сотни беременных: они встречаются во всех подъездах, поликлиниках, в кино, на остановках… А потом вы рожаете, и «вдруг» сразу же кругом появляются женщины с колясками. И вот, наконец, когда твой собственный ребенок идет в школу, все эти беременные и коляски куда-то исчезают. Нет, их не стало меньше, просто ваше внимание теперь направленно на другие вещи.Так и с картой желаний, твои мысли и желания всегда находятся у тебя перед глазами, и тогда ты начинаешь видеть свои возможности, то просто начинаешь замечать те двери, которые каждый день открывает для тебя вселенная по пути к твоей мечте.

– Анна, в чем для вас заключается счастье?

– Счастье – это состояние души. Но быть счастливым не просто. Мы все умные люди и знаем, что хорошее расположение духа иногда дается не просто. Иногда для этого надо много работать над собой: отыскать принципы, на которые вы готовы опереться, следовать им, давать что-то этому миру, делать какие-то вещи для всех, для общего блага, но в тоже время заботиться о близких (о муже, детях, родителях, друзьях), а также заботиться о себе. И тогда ты ложишься спать и понимаешь: «Да, я не напрасно прожил этот день. Спасибо. Дай Бог, завтра проснуться и успеть сделать еще что-то хорошее, важное и нужное». Ведь это такая радость – быть человеком, жить, бежать, улыбаться солнышку и снегу. Радость иметь возможность прослеживать причинно-следственную связь: видеть, как твои хорошие поступки сейчас, приносят плоды потом. Чувствовать, что ты не вечен и от того, не лениться, потому что времени осталось немного: каждый день дарить кому-то лучик тепла и любви, чтобы радости в мире становилось все больше и больше.

– Анна, как становятся сказочницами? Расскажите свой творческий путь: как вы стали заниматься сказкотерапией?
– Сказка жила в моем сердце с самого детства. Я очень любила сочинять удивительные истории и писать стихи. Часами проводила за книгами, всегда рисовала к ним свои иллюстрации и мечтала, что когда-нибудь буду держать в руках свою собственную книгу сказок. Именно мечта о большом писательском пути привела меня в журналистику – литературу на бегу. Я жила в очень бедной и неблагополучной семье, у меня рано умерла мама, мой отец жил где-то в России, а отчим пил и обижал меня и моего маленького брата. Надо было как-то кормить малыша, платить за квартиру, оплатить долг за газ и электричество, которое нам отключили за неуплату, поэтому писать сказки в стол, изучая филологию, я не могла, я работала. Осваивать науку обращения со словом я стала в газетах и журналах, попутно заканчивая Латвийский университет. Получалось неплохо, мне очень нравилось. И вот, когда я уже стала взрослой, у меня появились свои детки, я, наконец, получила от мужа одобрение и смогла сесть за творчество. К тому моменту сказкотерапия уже стала частью моей жизни. Младшего сына во время адаптации после переезда из Вентспилса в Ригу связали в саду, и он начал заикаться. Мы ходили к логопеду и сочиняли волшебные сказки, которые лечили душу малыша. Так что терапевтом я стала поневоле. Очень много читала о детских неврозах, начала собственную терапию. Увлеклась предметом и пошла учиться в два института – Восточно-европейский институт психоанализа и Институт песочной терапии имени Линды фон Кайзерлинг. Так мои сказки начали становиться целебными.

В этом году я заканчиваю шестой курс в моем фундаментальном образовании. Я практикую как детский психолог, используя метод Песочной игры. Открыла свой маленький Дом сказки, который хочу вырастить в настоящий центр детской психологии, с применением разных методик – песочной терапии, Вальдорфской методики, системы Монтессори, Никитиных и Макаренко, а также метод развивающего диалога для детей по старше и, конечно, сказкотерапии. Хочется создать такую среду, которая позволит детям и их родителям радоваться, находить в себе все самое лучшее и отыскивать таланты.

Конечно же, большим подспорьем для меня является материнство: я, как и все, сержусь, впадаю в отчаяние, учусь справляться с бедами и неприятностями и от всей души люблю своих малышей. Как и каждая мама, я понимаю, что иногда простых слов бывает недостаточно, и тогда приходится прибегать к Божьей помощи и просить немножечко чуда для себя и сыновей. Так рождаются идеи для сказок.

– Расскажите о своих проектах. Над чем вы сейчас работаете? Какие планы на будущее?

– Планов громадье! Во-первых, я заканчиваю две сказочные повести, также пишу книгу – самоучитель для родителей о детях и сказках. Озвучиваю мои «Пыхтычевые сказки» в рижской студиии Antex – у нас получается почти шесть часов аудиосказки, которая будет издана и на электронном носителе. Еще готовлю сказочное приложение и игру для смартфонов и планшетных компьютеров. Кроме этого, я пишу сказки для детей, проходящих лечение от онкологических заболеваний, и создаю волшебную книгу на основе латышского фольклора. Конечно же, веду клиническую работу, работаю с детками, создаю новые тренинги и пишу программу для своей Рижской школы сказкотерапии. Очень хочу привлечь к работе в этой школе как можно больше замечательных партнером и авторитетных сказкотерапевтов. Хочется не только уметь и делать это самой, но и дать возможность другим профессионалам освоить этот инструмент в полной мере.

– Как пишутся терапевтические сказки? Вы садитесь за стол… и…?

– Скорее происходит так: я сталкиваюсь с какой-то трудностью и придумываю для ее решения новую волшебную сказку. Я продумываю каждую мелочь – иногда очень долго листаю труды Юнга, Адлера, Фрейда, Фромма, Ялома, Мак Вильямс, Когута, Рождественского, Карен Хорни. А иногда на меня снисходит Божья благодать, и я просто пишу. Тогда в реальности я не автор, а просто проводник оттуда. Мой духовник говорит, что у меня Божий дар, и я несу просто послание в мир. Отношусь к этому с великим уважением и ответственностью. После того, как я написала книгу для детей, больных целиакией, мы провели исследование и оказалось, что среди детей, прочитавших книгу, почти 100 процентов начали питаться правильно. Они стали уважать себя и свою судьбу, поменяли отношение к медицинским процедурам, несмотря на то, что даже взрослому человеку не приятно глотать «кобру» и позволять врачам копаться внутри себя. А детки после книги смогли. И это чудо! Я очень благодарна за то, что причастна к нему.

 – Когда вы пишете сказку, о ком вы думаете? О ребенке, к которому вы мысленно обращаетесь? Или о взрослом, который с помощью вашей сказки будет говорить ребенку что-то важное?

– Когда я пишу, перед своими глазами я вижу мультфильм: мелькают картинки, двигаются герои, что-то происходит – образы очень яркие, почти осязаемые. Иногда мне достаточно только задать канву, а все остальное приходит само. Но иногда вдохновение уходит, и я возвращаюсь к основной мысли: «Что я хочу сказать этой историей? Как правильно было бы продолжить повествование?» И тогда моя рациональная часть становится для меня опорой. Иногда идет тяжело. Писать книги – это труд. Иногда для того, чтобы сделать эту работу, надо себя принуждать снова и снова вычитывать текст, вносить правки, думать, складывать слова в предложения, смешить моих маленьких читателей и удивлять их родителей, какими-то намеками наводить на второй, подспудный смысл истории. Хочется создавать добрые истории, уютные миры и хорошее настроение.

– Вы пишете сказки, которые открывают детям что-то важное, лечат, помогают справиться с проблемами. Вы учите родителей писать правильные сказки, которые помогут их ребенку. Из-за этого ощущаете на себе груз ответственности?

– Я ощущаю радость от того, что я могу что-то сделать полезное для других. Я стараюсь изо всех своих сил, пытаюсь быть вдумчивой, внимательной, не отвлекаться, не халтурить. Честно-честно. Я очень много учусь и работаю и, надеюсь, что это приносит свои результаты. Я получаю очень много писем с благодарностями и от своих студентов, и от маленьких читателей. Это дает мне силы и осознание того, что я недаром трачу время своей жизни. Если хотя бы одному малышу от написанной мною сказки станет светлее на душе, значит, я недаром жила на свете. И мне хочется, чтобы таких удивительных историй из-под моего пера вышло как можно больше. Дай Бог, так и будет. Главное, чтобы хватило времени и сил, чтобы нашлись деньги, и нужные люди встретились на пути.

– Бывают ли моменты, когда вы не знаете, о чем писать? Кто или что «подбрасывает» темы?

– Бывает так, что я просто по-человечески устаю. Тогда еще какое-то время я могу по инерции страдать над пустым листом или выжимать из себя новые, умные строки, но достаточно быстро меня настигает понимание, что все, я пуста. И тогда надо сделать перерыв, переменить деятельность, поиграть с детьми, почитать, покопаться в саду, выгулять собаку по лесу так, чтобы она от усталости домой запросилась, поучиться, порисовать, сделать что-то полезное для всех. К счастью, в такие моменты частенько встречаются совершенно сказочные ситуации. Иногда забредешь в какую-нибудь чащу, а там озеро, укутанное в пелену утреннего тумана, и только утки, испуганные собакой, крыльями черпают воду. «Ух ты!, – думаешь ты, – в таком месте вполне возможно мог бы жить настоящий водяной. Или нет, на краю озера стоял трактир и жила там маленькая девочка…» И все… только успевай записывать.

– Что происходит после того, как книга написана и рукопись сдана в издательство? Вопрос не о типографических процессах, а о ваших личных переживаниях.

– Я, конечно, переживаю о том, не дала ли я маху, все ли я сделала как надо, правильные ли слова подобрала, не графоманский ли это порыв. Я пока не нашла для себя литературного редактора, который бы мог толково вычитывать мои тексты, но надеюсь чудо случиться, и я смогу полагаться не только на свое умение, но и на чей-то профессионализм. Книгу всегда создает большая команда: художник, корректоры, работники типографии. И конечный результат всегда зависит от работы всей команды. Иногда случаются промахи, и ты, как автор, всегда несешь за них ответственность: иногда расплачиваешься своим авторитетом, иногда деньгами, иногда просто переживаниями. Но главное – это не зацикливаться на этом. В конце концов, сказки – это еще не вся я. Есть еще Аня-мама, Аня-жена, Аня-друг, Аня-сестра, Аня-маленькая девочка, которая любит радоваться жизни.

– Кто самый главный читатель ваших книг?

– Мои дети, конечно. Они первые знакомятся с моими сказками и могут зарубить на корню какие-то идеи или подсказать неожиданный ход для развития событий. Я внимательно смотрю, интересно ли им, смешно ли, не отвлекаются ли они, видна ли им картинка из моих строк. Это очень важно. Когда мой старший, заглядывает в рукопись с требованием: «Ну, мам, когда уже картинки!» – значит, история начала получаться, и ему интересно сравнить образ в своей голове, с тем образом, который увидел художник. И это настоящая радость для меня.

– Что вы посоветуете человеку, который хочет стать профессиональным сказкотерапевтом? Куда пойти учиться?

– Сначала надо получить базовое психологическое образование, чтобы ознакомиться с фундаментальными принципами великой науки психологии. Без него никуда: нельзя назвать себя психологом, если ты не имеешь соответствующих теоретических знаний. На базе магистратуры есть много дополнительных курсов повышения квалификации – московская, питерская и украинская школа сказкотерапии. Очень надеюсь на то, что та программа, которую я готовлю для специалистов в Рижской школе сказкотерапии, будет толковой и сможет интегрировать все эти подходы вместе. Я за интегративный подход и создание крепких альянсов в научных кругах. Мне кажется, что эффект синергии – это, когда один человек может сделать что-то одно хорошее, а четыре не просто в четыре раза лучше, а в шестнадцать, а иногда и в сорок раз. Если такие количественные параметры вообще применимы к категориям каких-то больших свершений.

– Кого вы считаете своим учителем? Кто для вас является маяком в терапии и в целом в детской литературе?

– У меня много учителей. Бог заботиться о том, чтобы мне встречались нужные люди: начиная от моей учительницы по русскому и литературе в колледже, Валентины Николаевны Брутан, которая верила в меня, читала мои стихи, возила меня по олимпиадам и кормила в голодные времена рогаликами, чтобы я в обморок не падала на уроках, и заканчивая моим супервизором и психоаналитиком Анитой Плуме. Это и мои редакторы – Ирина Тимофеева, которая дала мне главный шанс – начать писать в молодежной газете, Юрий Алексеев – взявший меня под крыло в «Коммерсанте», и заказчики, и друзья. Очень многому я учусь у великих философов. Я преклоняюсь перед Далай Ламой, Матерью Терезой, Индирой Ганди. Но главные уроки преподносят мне мои близкие – брат, отец, дети, муж. С ними воспитываются главные качества моей жизни, которые даются мне нелегко: терпение, смирение, прощение. Каждый человек приходит в нашу жизнь недаром, я думаю.

– Какое на ваш взгляд, самое главное качество для детского писателя?

– Наблюдательность, присутствие в моменте. Если твои глаза и уши открыты, сказка сама приходит к тебе, надо только успеть ее записать. Есть такая интересная книжка «Путь художника» Джулии Кемерон. Для развития этих качеств автор рекомендует каждое утро начинать с «утренних страниц»: каждый день на протяжении трех месяцев не менее трех страниц записывать все, что приходит к вам в голову, а потом складывать это в коробку, не перечитывая. Это освобождает голову от наносов мысленной жвачки, которую человек бестолково может пережевывать с утра и до вечера, зря растрачивая время своей жизни. Ты как бы начинаешь жить здесь и сейчас.

– Какая книга у вас была в детстве любимой? Какие книги вы читаете сейчас?

– В детстве читала сказки про Пеппи Длинный чулок, Незнайку, Винни Пуха. Потом доросла до Кира Булычова, Владислава Крапивина, Толкиена, Гаррисона, Кинга, Желязны, Лукьяненко. Теперь, в основном, читаю литературу по учебе: Фрейда, Юнга, Маквильямс, Когута, коллег-сказкотерапевтов, подсказки для тренеров, чтобы делать более интересные и насыщенные мероприятия. Когда есть время, запоем читаю художественную литературу, которую очень люблю и радуюсь, когда у меня хватает времени на то, чтобы просто наслаждаться текстом. Последняя моя радость – «Несвятые Святые» Архимндрита Тихона. Хорошая, проникновенная книжка, написанная прекрасным языком и дающая пищу для размышлений.

– Какую фразу вы считаете своим жизненным девизом?

– Только вперед! Именно такая надпись есть на майках для членов нашей семьи. Спереди написано, кто мы (мама, папа, Миша, Федя), а сзади этот девиз. Иногда не надо задаваться вопросами: за что, почему, для чего? Надо просто идти вперед, продолжать снова и снова, упорно двигаться в практике, писать и делать то, что надо делать прямо сейчас. Около нашего дома есть еще одно напоминание: «Дом – это место, где любят». Потому что «любить» – это глагол, это значит делать что-то для тех, кто тебе дорог.Когда я отчаиваюсь, что что-то идет не по плану, я говорю себе: «Богу виднее, как лучше». Хотя часто ко мне приходят и другие хорошие девизы, которые актуальны на тот или иной момент.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *