Что такое дислексия?

Дислексия — это неспособность к овладению чтением. Здесь «неспособность» подразумевает не абсолютные, а относительные трудности, то есть человеку, страдающему дислексией, научиться читать намного труднее, чем обычному ребенку. Наряду с дискалькулией и дисграфией дислексия — это врожденное, а не приобретенное расстройство развития. Дискалькулия — это неспособность к овладению математикой, дисграфия — неспособность к овладению письмом. Для приобретенных (например, в результате травм головного мозга) расстройств обычно используют приставку «а»: алексия, акалькулия, аграфия. Дислексия проявляется в том, что человек, который, казалось бы, развивался нормально, в школе имеет проблемы с обучением. Ребенок медленно овладевает навыком чтения, читает с трудом и не любит этого делать. Родителям в таких случаях советуют отправить детей на занятия со специалистом, который может ему помочь в решении этой проблемы.

Причины дислексии и ее диагностика

Наследственные причины дислексии были указаны в конце XIX века, когда появились первые ее описания в литературе. Расстройство вызывается тем, что у развивающегося человека из-за генетических особенностей мозг формируется так, что его структура и функциональные особенности не позволяют легко и быстро овладеть чтением.

Неспособность к обучению при дислексии относительная, а не абсолютная. Нужно сравнивать то, с какой легкостью или с какой трудностью ребенок овладевает навыком письма, с другими параметрами развития. Допустим, у дошкольника типичный интеллект, слух, зрение и нет неврологических или психических расстройств. Но в школе он начинает отставать — у него большие сложности с овладением навыком чтения, и никто не ожидал, что ребенок столкнется с такими трудностями.

giphy.com

В этом случае дислексию нужно диагностировать и рассматривать как один из вариантов расстройства развития. Трудности могут носить разный специфический характер ― в зависимости от культуры, в которой растет ребенок, и от языка, на котором он учится читать.

Дислексия в разных языках

В своих исследованиях я рассматриваю дислексию как определенный вид неспособности обучения чтению, связанный с чтением отдельно взятого слова, — это процесс декодирования. Иными словами, декодирование — это то, как быстро человек может прочитать слово без ошибок. Эта характеристика дислексии особенно важна для «непрозрачных» языков, например для английского. В таких языках нет прямого, «прозрачного» соответствия фонем и графем.

Чтобы правильно и без акцента говорить на родном языке, нужно уметь слышать и манипулировать фонемами, часто называемыми неделимыми звуковыми носителями языка (все слова разговорного языка собираются из фонем). Чтобы ребенок научился читать, у него должно быть сформировано репрезентативное пространство родного языка, которое описывается в фонемах. При обучении чтению эти фонемы нужно научиться картировать, то есть переводить, в графемы — визуальные носители языка. Азбучные языки, примером которых является русский, отличаются друг от друга в зависимости от того, с какой точностью и однозначностью фонемы картируются в графемы или наоборот.

При картировании графем в фонемы вы декодируете (озвучивая или нет) слово. При картировании фонем в графемы вы занимаетесь правописанием. В русском языке достаточно просто читать — картировать графемы в фонемы. Мало слов, из-за которых возникают сложности с кодированием, — в этом случае нужно знать произношение слова. Например, «солнце» ― при чтении буква «л» не читается, но если вы все-таки прочтете «соЛнце», то никто не посчитает это ошибкой. То есть в русском языке, как только ты овладел азбукой, то есть принципом кодирования, ошибок при чтении практически не бывает, в отличие от английского, где много слов читаются совершенно не так, как пишутся. Ситуация с правописанием в русском совсем другая: кодирование фонем в графемы является задачей совсем непростой.

В пятой редакции «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам» (DSM-V) употребляется термин «дислексия», на основании этого лицензированный специалист — педиатр, психолог, психиатр, невролог — может поставить соответствующий диагноз. При этом дислексия определяется как «трудности с обучением, характеризующиеся проблемами с точным или беглым распознаванием слов, плохим декодированием и плохими способностями к правописанию» — «a pattern of learning difficulties characterized by problems with accurate or fluent word recognition, poor decoding, and poor spelling abilities (p.67, DSM-5)».

Диагноз ставится на основе клинического наблюдения и психологического тестирования, которое выявляет проблему. Специалисты используют тесты интеллекта, проверяют фонетические навыки человека, навыки, связанные с развитием родного языка и речи, и навыки, связанные с элементами когнитивных процессов, например памяти. На основе большого количества тестов пишется развернутое заключение, и на основе этого ставится диагноз.

Изучение дислексии

Впервые это расстройство развития было зафиксировано в немецкоязычной литературе в конце XIX века. В ней описывались случаи, когда у детей, которые посещают обычные школы и растут в достаточно состоятельных семьях, есть проблемы с обучением. Расстройство обозначили как неврологическое, и сразу были описаны его семейные формы.

В этих ранних работах дислексию называли по-разному, в том числе врожденной словесной слепотой. В начале XX века американский ученый Самюэль Ортон ввел в своих работах понятие «дислексия». Ортон также провел первые популяционные исследования в штате Айова (США), чтобы установить частоту встречаемости этого расстройства — до него ученые описывали единичные случаи.

Самюэль Ортон // providentcharterschool.org

Проблемы с чтением и пониманием

Лев Выготский — русский психолог, работавший с российскими лингвистами, — сам не занимался дислексией, но этой проблемы касались его ученики. Роза Левина, работавшая в Институте дефектологии у Выготского, в своей диссертации употребляла слово «дислексия» и совершенно однозначно говорила, что это расстройство, которое возникает в результате несформированности фонетического представления родного языка. Ее способ с дислексией был превентивным и заключался в создании системы логопедии на государственном уровне.

Логопеды нагружали дополнительными заданиями детей с проблемами формирования фонематических репрезентаций (эти проблемы можно обнаружить у ребенка до того, как он столкнется с задачей овладения навыком чтения). Такая ранняя логопедическая поддержка была направлена на то, чтобы выправить фонетические репрезентации родного языка. Как только это случалось и человек осваивал задачу картирования, чтение сразу же становилось не настолько страшной задачей. Ребенок начинал узнавать соответствие звуков и букв, озвучивать и декодировать слова. От этого ребенок не становился первым (самым аккуратным и быстрым) чтецом, но научался взаимодействовать с текстом.

Мы говорим о дислексии, то есть проблеме чтения на уровне единичных слов, и это принципиально, потому что, как только вы переходите к тексту, нужно понимать его содержание: читаем мы не для того, чтобы просто декодировать, а для понимания написанного.

Как только вы переходите к тексту, начинаются дополнительные проблемы: нужно понимать значение морфологии — уметь интерпретировать приставки, суффиксы, окончания. Кроме того, нужно обладать навыками критического мышления, чтобы уметь выяснить, о чем текст, понять, кто в нем главные герои, что является объектом и предметом. И это не дислексия, а это нарушение понимания прочитанного, другой тип неспособности к обучению чтению. Конечно, они взаимосвязаны, но дислексия — это сложности на уровне единичного слова, которые приводят к проблемам с пониманием. Но сложности с пониманием встречаются и при отсутствии дислексии. То есть можно прекрасно декодировать и при этом иметь сложности с пониманием прочитанного.

На дополнительную диагностику человека нужно отправлять, как только у него возникают сложности с пониманием прочитанного или с декодированием одиночных слов. Часто на это не обращают внимания в массовой школе: измеряют только скорость чтения, а понимание фиксируют редко. Поэтому возникает ситуация, когда третьеклассник не успевает ни по чтению, ни по математике, потому что просто не может понять задание.

giphy.com

В каком возрасте проявляется дислексия

Дислексия не может возникнуть внезапно, у нее должны быть однозначные признаки в раннем развитии. Если у человека все было нормально, а проблемы возникли после травмы головного мозга, то это алексия — приобретенное, а не врожденное расстройство. Если человеку всегда было сложно читать, он не знал почему, то, скорее всего, дислексия просто не была диагностирована.

Дислексия — это состояние, которое продолжается всю жизнь. Как любое расстройство развития, оно неизлечимо, но можно уменьшить его интенсивность, успешно реабилитировать. Если не начать заниматься дислексией в раннем возрасте, то в будущем это ухудшит жизнь человека. Дислексия имеет высокий показатель сопряженности с другими расстройствами, например с синдромом дефицита внимания и гиперактивности. Проблемы с чтением могут неблагоприятно влиять на психическое состояние во взрослом возрасте. Люди с дислексией, которыми не занимались в детстве, часто во взрослом возрасте страдают депрессией и расстройствами тревожности.

Реабилитация дислексии

Дислексия, во-первых, несмертельна, а во-вторых, реабилитируема. И если ранняя среда построена правильно, если обучение чтению построено так, что сначала формируется устоявшаяся языковая репрезентация, а потом эту репрезентацию переводят в язык графем, если семья уделяет этому большое внимание, то дислексия, несмотря на особенности структуры мозга, может не возникнуть или возникнуть, но не нарушить гармоничности развития, не стать проблемой.

Обычно люди с дислексией, которые знают о своих сложностях и понимают свои переживания, делают все, чтобы не допустить подобных сложностей у своих детей. В мире существует достаточно много исследований, где детей родителей с дислексией наблюдали на протяжении раннего развития. Исследования показывают, что большое количество детей очень успешно реабилитируется, если уделять этому внимание до того, как ребенок начнет отставать в школе.

Основной принцип реабилитации — правильное обучение чтению. Особенно в алфавитных языках оно должно быть основано на фонетико-фонематическом принципе — прямое поэтапное обучение с букварем. При обучении погружением в родной язык дислексики очень быстро теряются и начинают отставать, потому что они не могут сами построить фонетико-графемные системы, в отличие от типично развивающегося ребенка. Им в этом надо помогать систематически.

Обычный ребенок долго учится тому, что «о» соответствуют несколько фонем в русском языке — «а», «о» — в зависимости от контекста. А ребенку с дислексией такое картирование дастся очень сложно. Именно поэтому раннее обучение навыкам чтения с помощью погружения в родной язык совершенно противопоказано.

Для проблемы, диагностированной в более позднем возрасте, есть достаточно большое количество методов реабилитации, ими на Западе занимается много компаний. Все они связаны с тем, что нужно идти к фонематическим корням, их выстраивать, создавать их репрезентацию, где представлены как фонемы, так и графемы. Таких способов несколько, но доминирует принцип Самюэля Ортона и его последователей — подход Orton-Gillingham. Есть программы, которые работают со словарным запасом (Just Words) или беглостью чтения (RAVE-O). Тип программы подбирается в зависимости от особенностей дефицита у ребенка, его возраста и запущенности проблемы.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *