Доктор с красным носом

Просто представь, что ты – медсестра. Ты приходишь на работу, целый день проводишь на ногах: плачущие родители, больные дети, некоторые из них живут в больнице годами, а кто-то остается тут до последнего вздоха. Системы, уколы, процедуры, запах лекарств и крови, грустные глаза. Темный лифт, в углу которого стоит клоун в белом халате. Он не пытается тебя рассмешить, просто протягивает табуретку, чтобы ты могла отдохнуть хотя бы несколько минут между первым и пятым этажом. Просто человек. Чуть более человечный, чем другие. В этом и есть его предназначение. О профессии доктора-клоуна рассказывает Игорь Наровский. 

Счастливая случайность

То, что я стал доктором-клоуном, – это счастливая случайность. Явившись на кастинг, я не знал, куда именно я пришел, мне было просто любопытно. Когда мне объяснили что к чему, интерес только усилился.

Причина, по которой я туда пришел, и причина, по которой я остался, достаточно разные. Я всегда считал, что смысл любой профессии зключается в другом человеке. Те, кто ориентирован лишь на себя, в итоге могут превратиться в очень несчастных людей. Когда я нужен другим, я получаю удовлетворение. И сейчас это так.

Внутренняя потребность в помогающей профессии стала причиной изучения психологии, которая сейчас очень помогает мне в том, чем я занимаюсь. Меня вдохновляет на работу позитивная обратная связь. Результат своего труда можно увидеть просто мгновенно, все происходит прямо здесь и сейчас. Это большая редкость, когда плоды твоего труда так очевидны. Еще один неоспоримый плюс в том, чем я занимаюсь, – творчество. Я очень творческий человек.

Знаете, это похоже на создание сказки. Ты оказываешься в определенных условиях, которые для сказки не предназначены, и твоя задача состоит в том, чтобы сделать что-то волшебное из предметов под рукой вместе с ребенком, который там по какой-то причине оказался.

Раньше мы работали с партнером клоуном, а теперь я специально делаю это тет-а-тет, чтобы моим соавтором был только ребенок, только доктор или только родитель. Я это делаю, чтобы не убегать в напарника. Это так заманчиво: встретив трудность, сбежать в коллегу, замолчать что-то, уйти от конфликта, спрятаться от боли. Но это неправильно. Я так считаю. Просто надо суметь встретиться с чувствами и при этом не заразиться ими, не вовлечься в боль и панику, остаться спокойным и добрым.

Бывают, например, горячие вызовы. Тебя хватают за рукав, ведут в процедурную, где уже некоторое время идет настоящий бой. Новая медсестра и ее непокорная пациентка полутора лет, которой нужно вставить катетер в вену. Семь человек: мама, сестры, доктора, и вот появляется клоун, который единственный сохраняет присутствие духа: не кричит, не увещевает, а просто существует сам по себе – ходит и чирикает тихонько. И постепенно, глядя на него, все начинают успокаиваться, и даже девочка отвлекается, после чего все происходит быстро и безболезненно. Он ли справился с ситуацией, или она сама разрешилась? Сложно сказать, но как-то все образовалось. В этом и весь смысл.

 

А бывает, ты решаешь сделать что-то очень простое. Приходишь в приемную. А там полсотни людей с малышами на руках. Очередь, кресел не хватает, люди часами томятся в ожидании, все очень напряженные, и ты просто проходишь и со всеми здороваешься за руку, спрашиваешь, как они поживают. Такое простое проявление человечности. Хватает и нескольких минут, чтобы общий градус настроения повысился.

 

Честный человек

 

Многие считают, что клоун – это такой шутник-весельчак, который дурачится вне зависимости от того, что происходит, но на самом деле эта профессия прежде всего про честность. Если мне грустно – я грущу, если мне что-то не нравится – я уйду.

Просто представьте: если дети меня бьют, а я улыбаюсь, они никак не могут понять, что не так. Тогда они бьют еще сильнее, потому что такая реакция ненормальна. Я в этот момент кукла, неживой, со мной можно делать что угодно.

А я прихожу на работу без маски, я прихожу сам собой и хочу провести время с конкретным человечком. Если мне не понравится сотрудничество с ним, я могу уйти. Я не всегда шучу или улыбаюсь, особенно когда вокруг родители. Например, сегодня я вышел в коридор и увидел женщину, которая не просто плакала, она рыдала. Я подошел, обнял ее и просто проводил в отделение, потому что она заблудилась. Надеюсь, что ей стало немного теплее на душе.

Я прихожу в больницу пустым, не выдумываю сценарий или особое настроение и стараюсь уйти таким же, хотя получается не всегда.

Буквально перед Лиго я пришел в онкологическое отделение, и меня, еще в джинсах и совсем без носа, застал мальчик, с которым я подружился со своего первого дня работы в больнице. Я даже растерялся и не знал, что и делать, а потом мы просто разговорились.

Между делом я решил спросить, как поживает один из парнишек, который был очень плох в день моего последнего визита. Мой маленький друг сказал, что он выписался. «Выписался? Это как?» – удивился я. Ведь еще неделю назад он был так плох, что его просто привязывали к кровати, и он был совершенно непохож на самого себя. «Навсегда выписался», – объяснил мой собеседник. И я понял, что он умер. А мне нужно было работать, я только взял ключ…

С этими чувствами надо что-то делать. Это грустно. Если пытаться не обращать на это внимание, можно превратиться в неживое существо, в куклу, поэтому я несу свои чувства на супервизию, к другим докторам-клоунам. Мы собираемся в кружок и говорим, говорим, говорим… Становится легче, чувствуешь понимание и поддержку. Это очень важно, чтобы твои чувства кто-то мог разделить. Наверное, я это и делаю в больнице, делю чье-то горе так, чтобы оно стало меньше и не накрывало человека с головой.

 

Будущее

 

Когда я размышляю о своем будущем в этой профессии, я прежде всего думаю о поездках. Это очень интересно – летать по всему миру, работать в разных больницах, чтобы не быть привязанным к одному месту. Эдакий клоун на колесах.

В этом году я был в Израиле, в трех городах. Основным различием между их больницами и нашими являются двери, точнее их отсутствие. У нас все пациенты закрыты. Чтобы к ним попасть, нужно постучаться. Там все огорожены занавесками. Все проще. Сама структура больницы не предусматривает длинного коридора с кучей комнат. Все очень сквозное и прозрачное. С нашими детьми надо быть более тихим, аккуратным и деликатным. Наверное, это часть латышской культуры.

Иногда ко мне, как человеку с психологическим образованием, приходит мысль о кабинете с огромным кожаным креслом, но думаю, что это больше подходит для тех терапевтов, чьей головы коснулась седина. Идея проводить вечера не с клиентами, а с шариками для жонглирования меня не пугает. Красный нос мне несколько ближе привычной кушетки терапевта, хотя иногда я и беру клиентов. Своей профессии от них не скрываю, не думаю, что это делает меня каким-то иным.

Я так же, как все, живу, так же отдыхаю, занимаюсь в театральной студии, читаю, играю в настольные игры типа Alias или мафии и просто общаюсь с людьми, в этом, наверное, мой самый большой отдых.

Мне кажется, что я не становлюсь каким-то другим, снимая свой нос. Если бы это было что-то иное, наигранное, чуждое, что я снимал бы в прихожей, отправляясь домой, то превратил бы клоунаду в маскарад, а это что-то совсем иное. Я Игорь Наровский, я и есть доктор-клоун.

 

ВРЕЗКА

Внизу подвалом

 

Популярный в разных странах мира метод медицинской клоунады профессиональные доктора-клоуны начали применять в 1986 г. в США. О том, как примерно это происходило, вы можете узнать из фильма «Целитель Адамс» с Робином Уильямсом в главной роли.

Одновременно с ним больничной клоунадой начал заниматься Марк Кристенс, который был профессиональным клоуном и выступал в цирке. Так случилось, что его брат ушел из жизни от рака. Это стало для него огромным потрясением, а потому, когда его пригласили в больницу навестить и развлечь болеющих детей, буквально через две недели после этого события, он собрал вещи брата – системы, шприцы, надел белый халат и придумал новый образ доктора-клоуна.

В тот день все было наоборот: дети были врачами, а доктора – пациентами. Естественно, что между делом происходило лечение: дети принимали  лекарства, им делали уколы и ставили системы, но производить все процедуры было значительно легче. Это так понравилось больнице, что они пригласили его на постоянную работу. Буквально через несколько лет у него выучился Владимир Ольшанский, известный российский специалист медицинской клоунады, с ним сотрудничают и учатся у него латвийские коллеги.

В Европе медицинская клоунада тоже существует – с 1993 года. Сейчас организации докторов-клоунов работают более чем в 30 странах. И все они выступают за то, чтобы этим делом занимались не просто волонтеры, надевшие нос, но профессионалы, которые могут глубоко войти в образ и оказать детям помощь, а не просто развлечь их. «Владимир Ольшанский, один из русских активистов, который сейчас возглавляет итальянское движение докторов-клоунов, обосновывает эту позицию следующим примером. Вот представьте себе простого человека, который из хороших побуждений надел нос, а рядом с ним Никулина, который надел тот же нос. Как они в сравнении повлияют на мир ребенка?» – поясняет организатор медицинской клоунады в Латвии Марианна Миловская.

Программу докторов-клоунов в Латвии реализует организация «Др. Клоун» в сотрудничестве с Детской клинической университетской больницей и при поддержке ведущего латвийского предприятия по переработке молока Food Union, благотворительного фонда Петра Авена «Поколение» и Посольства государства Израиль.

Доктор-клоун – это специально подготовленный профессионал. В его рабочем арсенале – актерские навыки, умение находить общий язык с детьми, смешить и показывать фокусы, но при этом – психологическая подготовка, знания о процессах лечения, медицинских процедурах и, обязательно, умение импровизировать и гибко реагировать на непривычные ситуации.

Медицинскую клоунаду применяют в работе с детьми, которым необходимо длительное лечение, находящимися в психологическом дискомфорте, который зачастую сохраняется и после завершения лечебного процесса.

Если поначалу многие наши медицинские работники относились к вопросу скептически, то постепенно они поняли преимущества такого помощника, и наши доктора-клоуны стали появляться в разных больницах Латвии. Пока штат сотрудников не очень большой, но постепенно люди привыкают к тому, что в этом есть смысл и необходимость. Кроме того, доктора-клоуны дают мастер-классы для родителей с детками на курсах в семейном центре «Контакт». Так что каким-то приемам можем научиться и мы с вами.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *